Корганов Николай Яковлевич

zc18

Корганов Николай Яковлевич

Корганов Николай Яковлевич

Корганов Николай Яковлевич

«Краткое описание жизненного пути с 1925 г. по день сегодняшний профессора Николая Яковлевича Корганова» — так назвал этот биографический очерк сам автор:

«Человеку свойственно обращаться к прошлому, и чем старше становится он, тем сильнее у него это желание. И может быть, взгляд в те далёкие времена будет чем-то интересен читателю, запечатлеет хотя бы некоторые любопытные детали безвозвратно ушедшего…

Я родился в Ростове-на-Дону 15 февраля 1925 г. в Николаевской городской больнице, которая в год моего появления на свет отмечала своё 10-летие: это была база медицинского факультета Императорского Варшавского университета, в 1915 г. переехавшего из Польши к нам в Донской край. Так состоялось моё первое «знакомство» с нашим будущим медицинским университетом.

Дом, в котором прошли мои детство и юность, по ул. Никольской, (ныне ул. Социалистической, №94), до революции 1917 г. принадлежал Матильде Борисовне Рындзюн, супруге известного лекаря — Ильи Гилевича Рындзюна, оборудовавшего в этом здании водолечебницу. Имеются сведения, что водные процедуры в ней принимал наш великий земляк А. П. Чехов.

Корганов Николай Яковлевич

Корганов Николай Яковлевич

После национализации нашего дома последний — 3-й — этаж его был передан в ведение бывшего Варшавского университета. Первоначально здесь поселился заведующий кафедрой нервных и душевных болезней Карапет Саркисович Агаджанянц, весьма яркая личность, прекрасный профессионал. После его эмиграции за границу в 1920 г. этаж был поделён на две неравные части. Одну квартиру, состоявшую из нескольких комнат со всеми бытовыми удобствами, занял профессор, декан медицинского факультета Фёдор Алексеевич Соловьёв (заведующий кафедрой акушерства и гинекологии Ростовского мединститута в 1930- 1933 гг.). А в другой квартире — из трёх комнат без каких-либо удобств — проживала наша семья.

После ухода из жизни Ф.А. Соловьёва, в 1934 г. его близкие уехали в Ленинград, и у нас появился новый сосед — доцент Гарегин Мартынович Гардашьян (по паспорту его звали Мкртыч Мартиросович). В 1935-1937 гг. он занимал пост директора института, а затем, увы, был репрессирован органами НКВД. В дальнейшем, уже после Великой Отечественной войны, на нашем этаже жили профессора-медики Д. И. Каган, Б. А. Сааков и другие.

С 1920-х гг. мой папа — Яков Николаевич Корганов — и его родной брат — Николай Николаевич Корганов — работали на кафедре нервных и душевных болезней, которой заведовал в ту пору будущий академик Украинской академии наук Александр Иванович Ющенко.

После ареста Гардашьяна в 1937 г. директором вуза стал мой дядя, Н.Н. Корганов. Это было очень непростое время, разгар политических репрессий. Жили мы в постоянном напряжении, тревоге… Преодолевать эти невзгоды помогали, в частности, крепкие родственные связи. Мы часто общались семьями. Хорошо помню посещения квартиры Николая Николаевича, расположенной на территории институтской психиатрической клиники, где по соседству с ним тогда проживали многие его сослуживцы. С его сыном Григорием (впоследствии он также стал врачом) я был очень дружен.

Столь тесный контакт с медиками, и в первую очередь с отцом и дядей, людьми, беззаветно преданными своей профессии, своему врачебному долгу, безусловно, сыграл роль в выборе мною жизненного пути.

В марте 1943 г. я поступил в Ростовский мединститут, вскоре эвакуированный в город Орджоникидзе (ныне Владикавказ), и через 5 лет (тогда было 5-летнее обучение), в феврале 1948 г., получил диплом об окончании вуза с отличием. С первого до последнего года обучения был старостой курса — надо сказать, вообще никогда не отлынивал от общественной работы, всегда выполнял порученное мне дело добросовестно, даже с удовольствием.

Вспоминаю эвакуацию института в Орджоникидзе… Там мы пробыли почти год. Должностные обязанности директора вуза исполнял тогда заведующий кафедрой гистологии профессор Константин Александрович Лавров. Он был большим другом моего папы и, скажу без преувеличения, всего нашего студенческого коллектива. Наверно, было в ту пору особое время, когда требовалось, наряду со строгостью, проявлять к нам, молодым, доверие, чуткость, особую расположенность и прочие ценные человеческие качества, которыми в избытке обладал светлой памяти Константин Александрович.

После возвращения из эвакуации руководителем вуза вторично стал только что демобилизованный из армии Н.Н. Корганов. Начиналось восстановление разрушенных в войну учебных корпусов института. Сейчас, пожалуй, трудно поверить в это: каждый студент должен был принести хотя бы один стул, группа из 2-3 человек — стол. О разных иных мелочах уже не говорю — инвентаря, как бытового, так и медицинского, катастрофически не хватало. И все-таки мы не унывали, настроение было на подъёме, уже чувствовалось приближение Победы.

В 1945 г. директором института стал Леонид Александрович Куликов. В качестве старосты выпускного курса мне довелось побывать с ним в командировке в Москве. Моя основная миссия заключалась в подаче прошений в различные министерства об оказании помощи студентам: мы остро нуждались в учебниках, одежде и многом другом, необходимом в быту и на занятиях. В тот же период мне было доверено получить документы строгой отчётности — наши будущие дипломы. Те самые, что и вручили нам 20 февраля 1948 г.

По распределению я попал на работу в с. Ново-Батайск Ростовской области, куда прибыл вместе с моей молодой женой Людмилой, с которой все 5 лет учился в одной группе. Скажу сразу: мы вместе с ней и по сей день, вот уже 70 лет.

Моя первая должность — заведующий сельским врачебным участком, главный врач сельской больницы. Об этом времени остались самые тёплые воспоминания. Хотя работать было далеко не просто: ответственность большая, старших товарищей рядом нет, в сложных случаях решения приходилось принимать самому… И все-таки работа в селе — прекрасная школа для молодого врача, она многому учит. Впоследствии я не уставал повторять это моим студентам. А ещё я говорил им, что ехать в глубинку лучше всего парой — муж и жена. У меня, к счастью, случилось именно так. Мы с Людочкой были очень дружны, всегда поддерживали друг друга, и в нелёгкие минуты это придавало нам уверенности в том, что всё мы делаем правильно. Хотя, повторяю, трудностей хватало. Помнится, газета «Молот» в сообщении о съезде сельских врачей Ростовской области писала: «Молодой врач Н.Я. Корганов сказал, что надо как-то освобождать врачей от хозяйственных дел, чтобы они имели возможность уделять больше внимания медицине». Да-да, приходилось не только лечить больных.

.. На третьем году нашего пребывания в Ново-Батайске мне было сделано предложение поступить в аспирантуру на кафедру инфекционных болезней Ростовского мединститута. Начинался новый жизненный этап — на поприще науки.

Руководителем моей диссертации стал профессор, завкафедрой патологической физиологии Андрей Никандрович Гордиенко. Впрочем, приходилось много работать и на лечебных кафедрах. Хотя моя работа была чисто экспериментальной, удавалось много трудиться и на лечебных кафедрах. Защита диссертации на Учёном совете вуза прошла единогласно, но затем последовал вызов в ВАК, и фактически состоялась повторная защита на экспертном совете, окончившаяся благополучно. Как потом выяснилось, жаркие баталии, разразившиеся на повторной защите, были результатом конфликта профессоров между собой, а рикошетом доставалось нам, молодым аспирантам и соискателям научной степени.

В октябре 1953 г., завершив аспирантуру, я приступил к работе в Кубанском медицинском институте им. Красной Армии, на кафедре инфекционных болезней, которую возглавлял профессор Григорий Степанович Демьянов. Спустя 3 года, в 1956 г., вернулся в родной Ростов-на-Дону и занял место ассистента на кафедре пропедевтики внутренних болезней. Руководил ею профессор Борис Николаевич Михайлов. Любопытно, что базой нашей кафедры была клиника в той самой городской больнице, где мне выпала когда-то судьба появиться на свет белый.

За 16 лет работы в этом подразделении Ростовского мединститута я обрёл значительный опыт врача-клинициста, а также лектора-преподавателя одной из важнейших, на мой взгляд, специальных медицинских дисциплин. В течение полутора лет исполнял обязанности заведующего отделением. В 1966 г. получил звание доцента. Кроме того, в этот период мне довелось принять активное участие в добром почине группы ведущих ростовских учёных-медиков по консультативному приёму на общественных началах во внерабочее время больных нашего города и области. Инициаторами этого почина являлись ректор РГМИ профессор Пётр Петрович Коваленко, завкафедрой детских болезней профессор Виктор Петрович Давыдов, завкафедрой нервных болезней профессор Виктор Александрович Никольский, секретарь партбюро института Фёдор Фёдорович Скворцов. В общем, работа на кафедре пропедевтики внутренних болезней дала мне очень много как врачу. Казалось бы, следуй дальше по уже намеченному пути, но судьба вновь приготовила поворот на профессиональной стезе.

В 1971 г. тогдашний проректор по учебной работе Богдан Арташесович Сааков попросил меня возглавить самостоятельный курс профзаболеваний, незадолго до того введённый в учебную вузовскую программу приказом Министерства здравоохранения РСФСР. В дальнейшем курс расширили, передали факультету повышения квалификации профессорско-преподавательского состава, увеличили количество лекционных часов и практических занятий со студентами на всех трёх факультетах вуза.

Почти 20 лет с конца 1960-х гг. меня привлекали к работе в приёмной комиссии Ростовского медицинского института.

Кафедрой профзаболеваний я заведовал 39 лет. В начале много времени пришлось отдать организационной стороне работы, налаживанию контактов с учреждениями близкого нам профиля, в частности с первым в стране противосиликозным диспансером. Его заведующей стала Фрида Юрьевна Пиктушанская, а позднее это место заняла её дочь Ирина Николаевна. В настоящее время это медицинский реабилитационный центр №2 Ростовской области в городе Шахты. Сотрудничество с Ф. Ю. Пиктушанской оказалось очень плодотворным и полезным, нам удалось сделать немало добрых дел.

Был также установлен тесный контакт с одной из ведущих кафедр профзаболеваний — кафедрой профпатологии Ленинградского медицинского института им. И. И. Мечникова. Руководила ею профессор Воля Георгиевна Артамонова. Мы совместно издавали учебно-методическую литературу, нередко я рецензировал поступающие с других кафедр методические пособия, подготовленные учебные программы и вскоре стал членом центральной методической комиссии Министерства здравоохранения СССР, и эту должность исполнял около 30 лет.

Основная клиническая база нашей кафедры профзаболеваний уже много лет находится на территории бывшей больницы «Ростсельмаша» (ныне ОКБ №2), главным врачом которой является Игорь Олегович Па- кус.

Одной из главных и, может быть, самых важных страниц моей профессиональной деятельности стала работа учёного секретаря Учёного совета Ростовского государственного медицинского института, а с 1994 г. — Ростовского государственного медицинского университета. Эту должность я занял в 1963 г. по предложению ректора РГМИ Юрия Дмитриевича Рыжкова. За непрерывные 52 года работы учёным секретарём по защите докторских и кандидатских диссертаций через мои руки прошла не одна тысяча научных работ, порядка тысячи аттестационных дел по присвоению званий профессора и доцента. Дважды, в 1980 г. и 1996 г., я был удостоен почётных грамот президиума ВАК «За особые заслуги в работе по аттестации научных и научно-педагогических кадров». После одной из ваковских реорганизаций я также стал учёным секретарём одного из специализированных учёных советов.

Много времени и сил уходило на оформление документов по присвоению учёных званий профессора и доцента. Этот процесс особенно усложнился в последние 15-20 лет. Увеличилось количество необходимых документов, требуемых ВАК, резко ужесточился контроль за соблюдением всевозможных правил и букв закона и т. п. В этих непростых условиях приходится трудиться с максимальным напряжением сил, и я хочу поблагодарить мою помощницу, ведущего специалиста Тамару Дмитриевну Костину, с которой я работаю вот уже более 40 лет, а также весь наш небольшой, но дружный коллектив секретариата Учёного совета вуза.

Государство отметило мой многолетний вклад в российскую медицину и медицинскую педагогику. В 2002 г. мне было присвоено звание «Заслуженный работник высшей школы РФ», в 2006 г. — звание профессора. В сентябре 2010 г. решением Учёного совета РостГМУ моё имя было занесено золотыми буквами в Книгу Славы нашего вуза. В этом, считаю, заслуга не только моя, но и всего коллектива нашего вуза, всегда поддерживавшего меня в моих начинаниях.

Сейчас я продолжаю трудиться в качестве учёного секретаря Учёного совета. И здесь хочу высказать слова благодарности в адрес ректора РостГМУ профессора Сергея Владимировича Шлыка: надеюсь, мои профессиональные навыки, приобретённые за многие годы работы, помогают сейчас и ещё пригодятся в нашем совместном труде на благо нашей Alma mater.

Я благодарен судьбе, когда-то связавшей меня с высокой и почётной профессией медика: Всю жизнь я старался быть достойным этой замечательной профессии и, думаю, это моё истинное призвание — помогать людям!»

Яндекс.Метрика